Речевые средства воздействия

 

Общая модель Д-сценарииПубликации

Перейти к описанию:

 

Теория

Основные задачи

Структура модели

Д-сценарии

основные единицы для моделирования речевого воздействия
[список]

Речевые механизмы воздействия

использование свойств речи для воздействия на критичного адресата

[список]

Когнитивная модель

Сценарии (Scen) и признаковые модели (M)

Ant:M.At и другие обозначения

Структура коммуникации и метаязык для её описания

Планы других лиц и ирония

Персональные и наивные сценарии

-------------------


Термины*

адресант (Ant)

- внешний (eAnt)

- последовательный (sAnt)

адресат (At)

- внешний (eAt)

- последовательный (sAt)

группа адресата
д-сценарий

денотат

интенсионал

коммуникация

- продуктивная

- непродуктивная

контргруппа (ContrG)

контрсценарий

признаковая модель (M)

- начальная

- конечная

- наивная
- наивная типа А

- наивная типа В
- смещенная (М')

- целевая

р-сценарий

- наивный (наивн)

- персональный (перс)

речевое воздействие

референт

сценарий

- нулевой

- преобразования

элемент сценария

- критический <a>+

- смещенный

-----------

* Приведены термины, значение которых специфично для данной работы.

 

Изменение уровня детализации, использование запутывания

 

Уровень подробности описания и сложность текста традиционно рассматривается как один из механизмов речевого воздействия. Смещение уровня подробности как метод речевого воздействия отмечается в работах [Баранов 2001, С. 224] и [Сергеев 1998]. В. М. Сергеев, в частности, указывает: "К числу важнейших социокультурных норм использования языка относятся и правила соотнесения степени подробности описания ситуации с прагматическим контекстом. Нарушение этих правил как мощное средство управления пониманием широко используется, в частности, в бюрократических целях (практика "отписок")" [там же, С. 8]. Мы будем рассматривать текст как сложный для адресата, если в тексте содержится большое число разнообразных признаков, которые не могут быть относительно простым способом организованы в признаковые модели и связаны сценариями. Именно это и происходит в случае демагогических отписок: текст отписки за счет использования средств номинации и синтаксиса обогащается разнообразными признаками настолько, что адресату не удается связать эти признаки каким-либо сценарием. В результате происходит непонимание текста или возникает невозможность соотнести текст со сценариями, имеющимися у адресата. Например, адресат может оказаться не в состоянии интерпретировать текст как положительный или отрицательный ответ на свой запрос. Высокая подробность описания имеет и другое применение в текстах речевого воздействия. Большое количество признаков в некоторых случаях позволяет усилить активизацию сценария, в частности, в примере [0111] точное указание на тип и марку вещей, преданных в качестве взятки генеральному прокурору Ю. Скуратову, позволяет сильнее активизировать сценарий 'взятка':

[0111] По данным наших московских источников, на костюмах, рубашечках и нижнем белье, подаренных генеральному прокурору Российской Федерации, стоит марка "Бриони". Согласитесь, это в высшей степени необычный способ поощрения и подарка генеральному прокурору великой державы.

 

В других случаях высокая степень подробности позволяет адресату охарактеризовать р-сценарий как наивный или приписать его внешнему адресанту (см., в частности, примеры [0013] и [0096] в параграфе 6.4.3). Сложные и, в силу этого, непонятные для адресата фрагменты текста могут кодировать критические элементы некоторых д-сценариев. В частности, таким образом могут активизироваться д-сценарии ОБМАН (контргруппа запутывает адресата) и НЕАДЕКВ (контргруппа обладает неадекватно-сложным представлением о действительности). В качестве сложного текста может выступать собственно текст внешнего адресанта, против которого направлено воздействие (пример [0175]) или текст, приписываемый внешнему адресанту (агенту).

[0175] Местный лидер Муртаза Рахимов пообещал вчера, что временно приостановит прекращение вещания. Такая затейливая формулировка.

В примере цитируется текст внешнего адресанта и указывается на сложное содержание этого текста. Пример направлен на активизацию д сценария НЕАДЕКВ1(ContrG('Рахимов, группа Лужкова'), AtG, 'сложность формулировок').

 

[0062] "Мабетекс", про который все думали, что он платит не Лужкову, а наоборот, оказывается, платил семье Лужкова. Получился у Лужкова совершеннейший сеанс черной магии с полным её разоблачением.

В данном случае перемещение отрицания не из позиции перед местоимением он (ср. не он платит Лужкову, а наоборот) создает сложную для понимания конструкцию. В тексте примера эта сложность приписывается агенту 'Лужков' как намеренное запутывание, что должно активизировать д-сценарий ОБМАН2(ContrG('Лужков'), AtG).

 

В качестве сложного текста для активизации д сценария может использоваться ошибочный текст внешнего адресанта, представляемый как нормальный текст в соответствии с механизмом использования ошибочных моделей (см. использование ошибочных моделей). Ошибка внешнего адресанта в этих случаях интерпретируется как намеренное запутывание и используется для активизации д-сценария, как в ранее описанных примерах [0175] и [0062]. Рассмотрим пример [0074], в котором ошибочная модель внешнего адресанта представлена как средство запутывания адресата.

[0074] Лужков: 1Никакого отношения Андрей Батурин не имеет ни к родственным, так сказать, связям с членами семьи моей жены, ни к бизнесу моей жены.

Доренко: 2Лужков нарочно всех путает. 3Мы с ним так договорились. 4Он говорит про членов семьи его жены. 5Вы только что слышали. 6Что значит эта фраза? 7Значит, что существуют некие связи с членами семьи лужковской жены, но к ним не имеет отношения Батурин. 8К связям не имеет, а к членам семьи его жены имеет или нет? 9До конца не понятно. 10А член семьи лужковской жены - это кто? 11А это сам Лужков и есть. 12Он себя так иносказательно называет. 13Ведь у лужковской жены семья с ним, верно? 14Ну, я так понимаю. 15У лужковской жены только с Лужковым семья, верно? 16Раз женщина взрослая и замужем, то ее семья - это которая у нее с мужем, правильно? 17Правильно. 18Значит Лужков и есть член семьи своей жены. 19Экий путаник у нас этот член батуринской семьи. 20Раз Лужкову так нравится, мы тоже станем звать его член семьи его жены.

В тексте внешнего адресанта 'Лужкова' – высказывании (1) – допущена ошибка, состоящая в том, что существительным отношения и связи соответствуют два референта, тогда как на самом деле оба существительных относятся к одной и той же модели: 'связи / отношения между Батуриным и семьей Лужкова / жены Лужкова'.

В тексте адресанта высказывание (1) рассмотрено как корректное высказывание внешнего адресата. Предположим, что смыслу (1) как корректного высказывания соответствует сценарий Scen1. В сценарии Scen1 присутствует сложный для понимания компонент 'отношение к связям'. В результате высказывание (1) интерпретируется адресантом в (2) как намеренное запутывание со стороны внешнего адресанта. Действия внешнего адресанта в этом случае можно представить в виде персонального сценария: Scen1(перс, 'запутать адресата').eAnt('Лужков'):M.Ant/At. Данный сценарий активизирует д-сценарий ОБМАН2(ContrG('Лужков'), AtG). Для усиления активизации Scen1 в (3) используется приём наивного сотрудничества адресанта с контргруппой (см. 6.4.7). Предложения (4 – 7) направлены на фиксацию сценария Scen1. Поскольку сценарий Scen1 не содержит информации о непосредственных связях между 'Батуриным' и 'семьей жены Лужкова', эта связь может являться нулевым сценарием (об использовании нулевых сценариев см. 6.4.5), и её замалчивание может свидетельствовать об обмане. В связи с этим предложения (8, 9) могут быть направлены на активизацию д-сценария ОБМАН2(ContrG('Лужков'), AtG, MR('Батурин имеет отношение к семье жены Лужкова')).

Предложения (10 – 18, 20) примера направлены на смещение референции именной группы семья моей жены в высказывании внешнего адресанта. В высказывании внешнего адресанта указанной именной группе соответствует признаковая модель M1('жена и кровные родственники жены'). В предложениях (10 – 18, 20) адресат смещает модель M1 в модель М1'('жена Лужкова и Лужков'). Это позволят адресанту указать, что 'Лужков' называет собственную семью семья моей жены, а также обозначить 'Лужкова' именной группой член семьи его жены. Указанные модели для обозначения собственной семьи является чрезмерно сложными, что адресант отмечает в предложении (19), в связи с чем они активизируют д-сценарий НЕАДЕКВ2(ContrG('Лужков'), AtG, 'обозначение себя и собственной семьи').

Таким образом, в примере [0074] интерпретация ошибочного текста внешнего адресанта в качестве корректного текста позволяет адресанту построить несколько сложных моделей, приписываемых внешнему адресанту (M.eAnt:M.Ant/At), и активизировать д-сценарии ОБМАН и НЕАДЕКВ.