Речевые средства воздействия

 

Общая модель Д-сценарииПубликации

Перейти к описанию:

 

Теория

Основные задачи

Структура модели

Д-сценарии

основные единицы для моделирования речевого воздействия
[список]

Речевые механизмы воздействия

использование свойств речи для воздействия на критичного адресата

[список]

Когнитивная модель

Сценарии (Scen) и признаковые модели (M)

Ant:M.At и другие обозначения

Структура коммуникации и метаязык для её описания

Планы других лиц и ирония

Персональные и наивные сценарии

-------------------


Термины*

адресант (Ant)

- внешний (eAnt)

- последовательный (sAnt)

адресат (At)

- внешний (eAt)

- последовательный (sAt)

группа адресата
д-сценарий

денотат

интенсионал

коммуникация

- продуктивная

- непродуктивная

контргруппа (ContrG)

контрсценарий

признаковая модель (M)

- начальная

- конечная

- наивная
- наивная типа А

- наивная типа В
- смещенная (М')

- целевая

р-сценарий

- наивный (наивн)

- персональный (перс)

речевое воздействие

референт

сценарий

- нулевой

- преобразования

элемент сценария

- критический <a>+

- смещенный

-----------

* Приведены термины, значение которых специфично для данной работы.

 

Использование экивоков

 

Экивок является исследованным механизмом трансляции адресату ложного понимания некоторой ситуации, позволяющим адресанту отклонить возможные обвинения во лжи. Это достигается за счет того, что текст экивока допускает две интерпретации – ложную и истинную, и при этом он построен таким образом, чтобы наталкивать адресата именно на ложное понимание. Экивоки, использовавшиеся Льюисом Кэрроллом для языковых игр, явились предметом анализа в статье Е. В. Падучевой [Падучева 1997, С. 221]. В одном из примеров, рассматриваемых Падучевой, Кэрролл, у которого находится путевой дневник Эллы М., сообщает Элле в письме, что отправил фрагменты дневника для публикации в журнал: "Ты, наверное, удивишься, почему я держу его <дневник> так долго. Я надеюсь, что ты не будешь особенно сердиться на меня за отправку трех небольших отрывков из твоего дневника в редакцию журнала "Мансли Пэкет" для публикации. Разумеется, я не дал им полных имен действующих лиц. Отрывки я назвал "Дневник Эллы, или Впечатления дочери оксфордского профессора во время её заграничного путешествия" и никаких изменений они не потребовали" [там же, С. 221]. В последующем письме Кэрролл сообщает, что все написанное было правдой, но при этом "Я надеялся, что ты не будешь сердиться за отправку трех отрывков… по той причине, что я их не отправлял. Далее, я не дал полных имен, поскольку я не давал никаких имен. Редакция не потребовала изменения названия, но она и имеющегося названия не знала" [там же, С. 221].

Для создания экивока адресант строит многозначное высказывание и при помощи внетекстовых механизмов решения многозначности наталкивает адресата на ложное значение этого высказывания. Существование многозначности позволяет адресанту избежать обвинений во лжи со стороны адресата и, кроме того, если такие обвинения последуют, заявить, что вина за неправильное понимание высказывания лежит на адресате. Адресант не только строит текст, провоцирующей неточное понимание, но еще и обеспечивает возможность применить д-сценарий НЕАДЕКВ в отношении адресата, если адресат постарается обвинить адресанта в неточности. Все это делает использование экивоков исключительно продуктивным для целей речевого воздействия. Чтобы описать применение экивока для речевого воздействия, нужно рассмотреть модель синтеза текста и факторы, влияющие на выбор одной интерпретации из числа омонимичных. Рассмотрим следующий пример:

(1) За последние два месяца экспортные пошлины не понижались, поэтому их влияние на случившийся кризис исключается.

При простом логическом анализе фрагмента пошлины не понижались можно указать, что он содержит потенциальную многозначность и соответствует двум возможным признаковым моделям: M1(‘пошлины не изменялись’) и M2(‘пошлины повысились’). Возникающая омонимия признаковых моделей должна решаться адресатом на основании косвенных признаков. Таким признаком может быть полнота моделей. Например, если адресант сообщает частное высказывание я не дал журналу полных имен, оно, что наиболее естественно, интерпретируется адресатом не как формально-истинная часть ситуации ‘я не дал журналу никаких имен’ в более общей модели ‘я не передал журналу текст’, а как релевантный компонент ситуации ‘я дал журналу [некоторые] имена’ в более общей модели ‘я передал журналу текст’; Е. В. Падучева указывает, что в противном случае делать это высказывание вообще не имеет смысла [там же, стр. 222].

При анализе экивоков важно рассмотреть, какие аргументы – кроме полноты признаковых моделей, склоняют адресата к ложной интерпретации высказывания. Если некоторый фрагмент текста при экивоке может задавать две омонимичные признаковые модели, то выбираться будет та из них, которая связана каким-нибудь сценарием с другой признаковой моделью в тексте примера. Рассмотрим высказывание (2) Дестабилизация рынка невозможна, поскольку правительство не понижало экспортные пошлины. Фрагмент этого высказывания может быть интерпретирован как признаковая модель M1('правительство не изменяло экспортные пошлины') или M2('правительство повысило экспортные пошлины'). Поскольку речь в предложении идет о соотношении ситуации M3('стабильность рынка') и омонимичного фрагмента M1 / M2, в нашей модели анализа текста предпочтение при решении омонимии будет отдаваться модели M1, так как модель M1 тождественна модели M3 по признаку ‘стабильность’. Предложение (2) будет интерпретировано как ‘стабильность рынка обеспечена стабильностью экспортных пошлин’. Обратим внимание, что это предложение может быть экивоком и маскировать реальное повышение экспортных пошлин с возможным влиянием на состояние рынка.

Синтаксический или семантический параллелизм в тексте также может быть аргументом для решения омонимии и, соответственно, использоваться адресантом, чтобы склонить адресата к ложной интерпретации экивока. В исследуемом материале этот механизм демонстрируется примером [0023].

[0023] Отдельная благодарность, как мне кажется, должна быть высказана московскому мэру Юрию Лужкову. Он также впервые за несколько месяцев на три дня забыл о бахвальстве. И впервые за последние несколько месяцев выполнил прямое указание президента.

Экивок в данном случае построен на том, что в действительности Ю. Лужкову впервые за несколько месяцев было дано прямое личное указание президента, следовательно, Ю. Лужкову впервые за несколько месяцев представилась возможность такое указание выполнить. Ложный сценарий, конструируемый в данном случае адресатом, состоит в том, что ‘Лужков’ в течение месяцев не выполнял прямых указаний президента. Ложная интерпретация поддерживается лексическим и семантическим параллелизмом: впервые забыл о бахвальстве – 'ранее занимался бахвальством; прекратил заниматься бахвальством' и впервые выполнил прямое указание президента – 'ранее не выполнял указаний президента; выполнил указание президента'.