Речевые средства воздействия

 

Общая модель Д-сценарииПубликации

Перейти к описанию:

 

Теория

Основные задачи

Структура модели

Д-сценарии

основные единицы для моделирования речевого воздействия
[список]

Речевые механизмы воздействия

использование свойств речи для воздействия на критичного адресата

[список]

Когнитивная модель

Сценарии (Scen) и признаковые модели (M)

Ant:M.At и другие обозначения

Структура коммуникации и метаязык для её описания

Планы других лиц и ирония

Персональные и наивные сценарии

-------------------


Термины*

адресант (Ant)

- внешний (eAnt)

- последовательный (sAnt)

адресат (At)

- внешний (eAt)

- последовательный (sAt)

группа адресата
д-сценарий

денотат

интенсионал

коммуникация

- продуктивная

- непродуктивная

контргруппа (ContrG)

контрсценарий

признаковая модель (M)

- начальная

- конечная

- наивная
- наивная типа А

- наивная типа В
- смещенная (М')

- целевая

р-сценарий

- наивный (наивн)

- персональный (перс)

речевое воздействие

референт

сценарий

- нулевой

- преобразования

элемент сценария

- критический <a>+

- смещенный

-----------

* Приведены термины, значение которых специфично для данной работы.

 

Смещение основания сравнения

 

В данном параграфе рассмотрены механизмы модификации признаковых моделей, основанные на операциях сравнения (см., в частности, [Пирогова 2000]). Несмотря на то, что само по себе сравнение является методом модификации интенсионала, переносящим набор признаков (обозначаемый как "основание сравнения") с одного знака на другой – оно с трудом может быть использовано для целей речевого воздействия (ср. примеры типа Иванов похож на суслика). Дело в том, что сравнения как средство воздействия легко распознаются адресатом и классифицируются как некорректный журналистский прием. Сравнения политических деятелей с негативно воспринимаемыми объектами (либо с объектами, обозначаемыми знаками с негативными коннотациями) можно встретить лишь в наиболее радикальной пропаганде. Более продуктивными оказываются комбинации сравнений с механизмами смещения интенсионалов и признаковых моделей, в частности, с механизмами смещения основания сравнения. В качестве отдельного приема образования шутки смещение основания сравнения рассматривается у З. Фрейда [Фрейд 1991, С. 239]. Фрейд приводит в пример следующее высказывание Г. Гейне: "Эта дама во многих отношениях подобна Венере Милосской: она также чрезвычайно стара, тоже не имеет зубов и имеет несколько белых пятен на желтоватой поверхности своего тела" [там же, С. 239]. В данном примере смещение основания сравнения фиксируется адресатом, что и вызывает юмористический эффект. Для речевого воздействия могут быть использованы аналогичные примеры, где замена признаковой модели не распознается адресатом и, как следствие, не вызывает юмористического эффекта. Например: (1) Реформы подобны хирургическому вмешательству: отрезаешь ненужные куски мяса и выкидываешь. Начальное основание сравнения 'сложная процедура, имеющая целью излечение' заменяется в этом примере на признаковую модель, содержащую негативные признаки.

Рассмотрим другой пример, в котором смещение основания сравнения направлено непосредственно на активизацию д сценария: (2) Министр экономики работает, как муравей – тащит всё в свой муравейник. В левом контексте 'министр экономики' сравнивается с муравьем по основанию ‘интенсивно работать’, основанному на коннотациях лексемы муравей. В правом контексте основание сравнения заменяется на новое - 'Х тащит все к себе', активизирующее д сценарий ПРИСВ1('министр экономики', AtG, -). В текстах речевого воздействия возможен и обратный прием, когда основание сравнения эксплицитно обозначается в тексте, после чего следует сравнение, построенное на другом основании.

[0003] Вы видели, вот человек, человечище, сработан на совесть, без единого гвоздика, из цельного куска дерева, как Буратино.

В левом контексте для демонстрации 'твердости' как признака генерала Колесникова конструируется модель М1('сработан на совесть, без единого гвоздика, из цельного куска дерева'), которая в правом контексте заменяется на основании тождества признаков на модель М2('Буратино'), обладающую, кроме всех прочих признаков, существенным признаком 'глупость'. Таким образом, смещение основания сравнения позволяет перенести признак 'глупость' на модель 'генерала Колесникова'.

 

Интересный механизм модификации признаковых моделей дает также отрицание сходства в следующем примере.

[0101] Раз уж мы с ним бежим в Латинскую Америку, то пусть он будет Фиделем Кастро. Или другой вариант: еще один настоящий мужчина, мачо, например, Че Гевара. Но почему-то в настоящего мужчину нам Лужкова переодеть не удается. Как ни крути, а из этого круглого лица мужчина в латиноамериканском вкусе не получается. Ну ни Че Гевара, ни Че Гевара Вы, Юрий Михайлович.

Признаковой модели M2('Че Гевара') приписывается признак а1('настоящий мужчина'). Адресант далее сообщает, что не удается переодеть М1('Лужков') в М2('Че Гевара'), то есть не существует способа для приведения М1 к подобию с М2. Отрицание подобия М1 и М2 указывает на отсутствие у М1 существенных признаков М2, в частности – признака а1. Благодаря использованию отрицания подобия адресант указывает на отсутствие в модели 'Лужкова' признаков 'настоящий мужчина'.