Речевые средства воздействия

 

Общая модель Д-сценарииПубликации

Перейти к описанию:

 

Теория

Основные задачи

Структура модели

Д-сценарии

основные единицы для моделирования речевого воздействия
[список]

Речевые механизмы воздействия

использование свойств речи для воздействия на критичного адресата

[список]

Когнитивная модель

Сценарии (Scen) и признаковые модели (M)

Ant:M.At и другие обозначения

Структура коммуникации и метаязык для её описания

Планы других лиц и ирония

Персональные и наивные сценарии

-------------------


Термины*

адресант (Ant)

- внешний (eAnt)

- последовательный (sAnt)

адресат (At)

- внешний (eAt)

- последовательный (sAt)

группа адресата
д-сценарий

денотат

интенсионал

коммуникация

- продуктивная

- непродуктивная

контргруппа (ContrG)

контрсценарий

признаковая модель (M)

- начальная

- конечная

- наивная
- наивная типа А

- наивная типа В
- смещенная (М')

- целевая

р-сценарий

- наивный (наивн)

- персональный (перс)

речевое воздействие

референт

сценарий

- нулевой

- преобразования

элемент сценария

- критический <a>+

- смещенный

-----------

* Приведены термины, значение которых специфично для данной работы.

 

Смещение признаковой модели при помощи квазисинонимичной замены

 

Использование в тексте квазисинонимов является еще одним способом смещения признаковых моделей. Для речевого воздействия необходимо, чтобы квазисинонимы рассматривались адресатом в левом контексте как семантически тождественные единицы, то есть чтобы происходила нейтрализация их семантических различий. В правом контексте значение второго (по очередности в тексте) квазисинонима изменяется, и активной становится та часть его смысла, которая отличается от смысла первого квазисинонима и была в левом контексте нейтрализована. Это позволяет адресанту построить смещение между моделью, соответствующей смыслу первого квазисинонима (и значению второго квазисинонима в левом контексте), и моделью, соответствующей семантическим отличиям второго квазисинонима.

Для речевого воздействия механизм смещения признаковых моделей при помощи квазисинонимов может использоваться различным образом. Во-первых, смещение признаковой модели может непосредственно приводить к активизации д-сценария. Это происходит в том случае, когда новая признаковая модель, соответствующая значению второго квазисинонима в правом контексте, совпадает с начальной моделью того или иного д-сценария (см. пример [0018] ниже). Во-вторых, смещение моделей позволяет связать два р-сценария, для этого также могут использоваться квазисинонимы (см. ниже пример [0036]). Кроме того, смещение моделей при помощи квазисинонимов может обслуживать фальсификацию сценариев внешнего адресанта. Примерами являются рассмотренный ниже случай [0246], а также случаи [0041] и [0115], выделенные в рассматриваемом материале.

[0018] 1Дагестанцы говорят, что самая вероятная причина стрельбы по мирным людям - страх. 2Страх, паника, истерика двигали человеком, стрелявшим в моих друзей и коллег. 3Возможно, он просто хотел поделиться с нами своей паникой и истерикой.

Пример направлен на выделение в позицию контргруппы 'солдата, стрелявшего по съемочной группе' (см. контекст примера) и на активизацию д-сценария ЭМОЦ2(ContrG('солдат'), AtG, 'истерика', 'стрельба по съемочной группе').

Д-сценарий ЭМОЦ, в соответствии с определением, активизируется признаковыми моделями, в которых контргруппа под влиянием эмоции осуществляет действия, несовместимые с её статусом или моделью. С этой точки зрения 'страх' является менее подходящей эмоцией для активизации д-сценария ЭМОЦ, чем 'истерика', поскольку 'страх' и 'стрельба от страха' могут быть признаны адресатом как допустимое поведение для 'солдата', а 'истерика' и 'стрельба в результате истерики' – нет. Для смещения признаковых моделей M1('страх') -> M2('истерика') использован ряд квазисинонимов. В предложении (1) использована лексема страх, в предложении (2) – лексемы страх, паника и истерика, в предложении (3) только лексемы паника и истерика. Таким образом, во всех трех предложениях примера, а также внутри предложений (2) и (3) модель исходной эмоции последовательно смещается: эмоция представлена как всё более сильная и немотивированная. В результате это приводит к активизации д-сценария ЭМОЦ в указанном ранее варианте. Использование квазисинонимов позволяет скрыть для адресата смещение моделей M1('страх') -> M2('истерика'). Адресат будет рассматривать все обозначения исходной эмоции как кореферентные и синонимичные, тогда как значение лексем паника и истерика в предложении (3) существенно отличается от значения лексемы страх в предложении (1).

[0036] 1Одна из них – это настороженное отношение или даже неприязнь к выходцам с Кавказа. 2По существу, такая национальная ненависть – это ровно то, чего добиваются террористы. 3Национальная вражда поможет им вербовать всё новых и новых сторонников.

Использование квазисинонимов в данном примере демонстрирует намерение контргруппы (ContrG('террористы')) осуществить воздействие на группу адресата, а именно, заставить адресата выделить в контргруппу 'выходцев с Кавказа' (см. описание аналогичного механизма).

Согласно тексту примера, основной целью контргруппы является вербовка новых сторонников: M1(цель, 'вербовка новых сторонников').ContrG('террористы'):M.Ant. Подцелью для достижения цели M1 является 'национальная вражда', то есть выделение группой адресата контргруппы ContrG('выходцы с Кавказа'), причем, чем сильнее вражда, тем успешнее контргруппа в достижении цели M1: M2(подцель для M1, '<национальная вражда>+').ContrG('террористы'):M.Ant. Для выражения критического элемента <национальная вражда>+ в тексте использован ряд квазисинонимов: настороженное отношение – неприязнь – национальная ненависть – национальная вражда. В сегментах этого ряда последовательно усиливается значение признака 'сила/интенсивность', что служит для успешной трансляции признаковой модели M2 – подцели контргруппы. В итоге адресанту удается представить 'неприязнь к выходцам с Кавказа' как ситуацию, созданную контргруппой и входящую в персональный сценарий контргруппы. Смещение признаковой модели в данном случае необходимо, поскольку исходная модель M0('настороженное отношение к выходцам с Кавказа') не может способствовать вербовке новых сторонников и, следовательно, не может рассматриваться как подцель контргруппы. В качестве такой подцели может использоваться только результат смещения модели М0 – модель M2('национальная вражда').

Представляя ‘неприязнь к выходцам с Кавказа’ как часть плана контргруппы, адресант может ориентироваться на активизацию адресатом д-сценария ПЛАНИР(ContrG(‘террористы’), AtG, P(‘создание национальной вражды’)).

Можно рассчитывать, что представление модели М2 (смещенного варианта М0) как подцели в персональном сценарии контргруппы предотвратит негативное отношение группы адресата к 'выходцам с Кавказа', поскольку адресат будет чувствовать, что такими действиями он поддерживает план контргруппы.

[0246] Может быть еще не время, но однажды мы спросим Лужкова, почему эта взрывчатка под домом на Каширке не была найдена после взрыва на улице Гурьянова. Сегодня известно, что Министерство внутренних дел давало четкое указание проверить все подвалы и чердаки сразу после взрыва на улице Гурьянова. И, хуже того, московская милиция отчиталась конкретно по этому дому, дому на Каширке, который был взорван, что он проверен, и что там все в порядке.

В последнем предложении данного примера использованы контекстные синонимы он [дом] проверен и там всё в порядке. Обозначим соответствующие признаковые модели M1('дом проверен').eAnt('группа Лужкова'):M.Ant и M2('с домом всё в порядке').eAnt('группа Лужкова'):M.Ant. Признаковая модель M2 не соответствует действительности, поскольку дом был взорван, что влечет фальсификацию модели M1 и активизацию д-сценария ОБМАН2(ContrG('группа Лужкова'), AtG, M0('дом был проверен'), МR('дом не был проверен')). В действительности, денотативная ситуация состояла в том, что сотрудники милиции проверили дом (ситуация М1 имела место), однако, они не имели указаний открывать запертые арендуемые помещения, в которых и содержалась взрывчатка. Таким образом, модель M1, является истинной и соответствует действительности (хотя речь может идти лишь о частичной проверке), а модель M2 – ложной. В тексте, тем не менее, они опознаются адресатом как контекстные синонимы, и использование модели M2 позволяет адресанту успешнее фальсифицировать модель M1.

Полностью аналогичное смещение моделей для той же денотативной ситуации используется в примере [0041], выделенном в материале исследования.